Статья №3

Недействительность предпринимательских приватизационных сделок.

Признание приватизационных сделок недействительными — основное гражданско — правовое средство защиты интересов государства и различных участников такого процесса при нарушениях законодательства в соответствующей сфере. Это средство оказывается подчас более эффективным, чем все иные, в том числе уголовно — правовые санкции, поскольку обнаружение признаков преступного деяния и тем более доказывание состава преступления в действиях участников приватизационного процесса сопряжено с большими трудностями и далеко не всегда может быть успешным.

Прежде чем приступить к исследованию недействительности предпринимательских приватизационных сделок необходимо иметь в виду новую редакцию ст. 181 ГК РФ , согласно которой срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Установленный данной нормой трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ, срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего федерального закона. Кроме этого, срок исковой давности по оспоримым сделкам не изменился и составляет один год.

Более детальное рассмотрение вопросов по недействительности предпринимательских сделок в сфере приватизации следует начинать с положения ст. 217 ГК РФ , где определено, что имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.

Нормативное регулирование этого вопроса дополнено еще одним очень важным содержанием: при приватизации государственного и муниципального имущества предусмотренные настоящим кодексом положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное.

Согласно ст. 14 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» решение об условиях приватизации федерального имущества принимается в соответствии с прогнозным планом (программой) приватизации федерального имущества.

Вместе с тем договор по приватизации имущества, в самом широком смысле, заключается на основании прогнозного плана (программы) приватизации федерального имущества и решения об условиях приватизации государственного или муниципального имущества.

При таком подходе законодателя, если решение об условиях приватизации будет признано недействительным, то сделка, совершенная в силу данного ненормативного акта, также должна быть признана недействительной.

Вообще, теоретически и практически возможно установление недействующим в судебном порядке прогнозного плана (программы) приватизации федерального имущества, ежегодно утверждаемого Правительством РФ, что в дальнейшем может повлечь недействительность предпринимательского договора на приватизацию.
Таким образом, прослеживается определенная логическая последовательность в целесообразности признания недействительными сделок по приватизации через установление несоответствия закону плана (программы) приватизации либо недействительности решения об условиях приватизации.

На основании ст. 3 закона о приватизации государственного и муниципального имущества к отношениям по отчуждению государственного или муниципального имущества, не урегулированным данным федеральным законом, применяются нормы гражданского законодательства.

С учетом изложенного и положений закона о приватизации можно сделать вывод, согласно которого договор на приватизацию имущества несет в себе элементы публичного характера (соблюдение специальной административной процедуры) и частного (соответствие сделки нормам гражданского законодательства).
Для признания сделки по приватизации недействительной возможно два варианта действий: во — первых, установление де — юре несоответствия специальной административной процедуры (механизма) законодательству о приватизации и договора соответственно; во — вторых, способ, исключительно, основанный на нормах частного права.

Продолжая анализировать законодательство о недействительности предпринимательских сделок на приватизацию, следует особо отметить то, что целесообразнее всего признавать такие договоры недействительными (оспоримыми и ничтожными) в судебном порядке.
Данное обстоятельство предопределено существующим формализмом, который, действительно, является оправданным и присущим любой правовой системе, так и необходимостью обоснованного и правильного применения последствий недействительности сделки. В частности, ст. 36 закона о приватизации предусмотрен возврат денежных средств по недействительным договорам купли — продажи государственного или муниципального имущества на основании вступившего в законную силу решения суда.

Формализм в этом вопросе объясняется большой значимостью сделок на приватизацию в хозяйственном обороте для современной России и проводимой государством политикой в указанном направлении. Специальный судебной порядок позволяет в достаточной степени гарантировать интересы всех хозяйствующих субъектов, — приобретателей данного имущества по предпринимательским договорам, а также обеспечить высокий уровень законности при разрешении возникающих споров.
В законе о приватизации ведется речь о недействительных сделках, в частности о ничтожных, вместе с тем об оспоримых — ничего не сказано.

Такая ситуация не свидетельствует о том, что предпринимательские договоры на приватизацию не могут быть оспоримыми, вовсе нет, об этом содержится достаточно большая информация в материалах судебно — арбитражной практики.

Переходя к раскрытию сущности положений ст. ст. 16 и 42 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» нужно отметить, что если покупатель государственного или муниципального имущества не имел законного права на его приобретение, а также в случае совершения сделок по приватизации имущества неуполномоченными лицами, такие договоры признаются ничтожными.

Широкое изучение данных правовых норм и их взаимодействие с другими статьями указанного федерального закона позволяет сделать вывод о невозможности применения к рассматриваемым правоотношениям ст. ст. 173 «Недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности», 174 «Последствия ограничения полномочий на совершение сделки» и 183 «Заключение сделки неуполномоченным лицом» ГК РФ, поскольку в этом смысле приоритетное значение имеют нормы закона о приватизации.

Очевидно, что может возникнуть и совершенно противоположная точка зрения, по которой вышеперечисленные нормы ГК РФ будут иметь силу прямого действия.
Распоряжением Правительства РФ № 605 — р от 26.04.02 г. определена компетенция Российского фонда федерального имущества в части осуществления от имени Правительства РФ функций по продаже федерального имущества, в том числе земельных участков.

Следовательно, если от имени продавца федерального имущества приватизационный договор без надлежащих полномочий заключает комитет по управлению государственным (муниципальным) имуществом, соответствующая сделка должна быть признана недействительной.

Правила ГК РФ и закона о приватизации в части признания соответствующих договоров недействительными, касающиеся коммерческих организаций, также должны распространяться и на индивидуальных предпринимателей в порядке аналогии.
Наглядным подтверждением такому выводу служат положения п. 3 ст. 23 ГК РФ, согласно которого к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила настоящего кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения.
Каких — либо специальных ограничений на этот счет закон о приватизации государственного и муниципального имущества не установил.

Сделки предпринимательского характера, связанные с использованием неправильно выбранного способа приватизации, явление, которое встречается на практике нередко, в том числе и судебной, по сути, представляет собой грубое нарушение законодательства в сфере приватизации. Поэтому неудивительно, когда такие договоры признаются недействительными (ничтожными).

Небезынтересным в данном случае является вопрос о недействительности сделок по преобразованию государственного или муниципального унитарного предприятия в закрытое акционерное общество. Указанные договоры также должны признаваться ничтожными, поскольку ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» допускает преобразование различных унитарных предприятий лишь в открытые акционерные общества.

Правовые аспекты приватизации во — многом должны рассматриваться через призму достаточно актуального в этом смысле нормативно — правового акта, в частности Постановления Верховного Совета РФ № 3020 — 1 от 27.12.91 г. «О разграничении государственной собственности в РФ на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе РФ, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт — Петербурга и муниципальную собственность».

Данным нормативным правовым актом установлены объекты государственной собственности, которые независимо от того, на чьем балансе они находятся, и от ведомственной подчиненности предприятий, относятся исключительно к федеральной собственности. Отдельные объекты из их числа могут передаваться в собственность субъектов РФ, при этом специально определенные объекты государственной собственности, независимо от того, на чьем балансе они находятся, также передаются в муниципальную собственность городов (кроме городов районного подчинения) и районов (кроме районов в городах).

В указанном нормативном акте определен круг объектов федеральной собственности, которые в установленном порядке, на основании специальных предложений, передаются в государственную собственность республик в составе РФ, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт — Петербурга.

Рассматривая проблему недействительности предпринимательских сделок по приватизации государственного или муниципального имущества нельзя не остановиться на вопросе приватизации имущественных комплексов унитарных предприятий. Состав подлежащего приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия определяется в передаточном акте, который включает также сведения о земельных участках, предоставленных в установленном порядке унитарному предприятию, и о правах на них.

Отчуждение государственных или муниципальных унитарных предприятий в порядке приватизации осуществляется следующими способами: продажей на аукционах, конкурсах, посредством публичного предложения, без объявления цены и внесением в качестве вклада в уставные капиталы открытых акционерных обществ.

Необходимо отметить, что на основании ст. 561 ГК РФ несоблюдение формы договора продажи предприятия влечет его недействительность. Правовая регламентация вопроса о форме сделок содержится в ст. 161 ГК РФ, из которой следует, что договоры по приватизации имущества должны совершаться в простой письменной форме, поскольку такие сделки всегда совершаются с участием хотя бы одного юридического лица. Цель соответствующего требования состоит в том, чтобы сделать отношения сторон более определенными, снять основания для споров в будущем по поводу самого факта совершения договора и его содержания.

Нельзя в этом случае не упомянуть положения ст. 562 ГК РФ, согласно которой кредиторы по обязательствам, включенным в состав продаваемого предприятия, должны быть до его передачи покупателю письменно уведомлены о такой продаже одной из сторон сделки на продажу предприятия.

Кредитор, письменно несообщивший продавцу или покупателю о своем согласии на перевод долга, вправе в течение трех месяцев со дня получения уведомления о продаже предприятия потребовать либо прекращения или досрочного исполнения обязательства и возмещения продавцом причиненных этим убытков, либо признания договора продажи предприятия недействительным полностью или в соответствующей части.

Если кредитор не был уведомлен о продаже предприятия в установленном порядке, последний вправе предъявить иск об удовлетворении требований о взыскании убытков или признания сделки купли — продажи недействительной в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о передаче предприятия продавцом покупателю.

Безусловно, применительно к договору продажи предприятий, невозможно обойти стороной содержание ст. 566 ГК РФ, на основании которой правила настоящего кодекса о последствиях недействительности сделок и об изменении или о расторжении договора купли — продажи, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по сделке с одной стороны или с обеих сторон, применяются к договору продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законом интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат общественным интересам.

Данная норма сконструирована таким образом, что для применения указанных последствий суд должен прийти к мотивированному заключению, при котором не будут нарушены названные права и интересы.

Специальные нормы о последствиях недействительности сделок применительно к договору продажи предприятия предусмотрены в ст. 169 «Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности» и ст. 179 «Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств» ГК РФ.

При всей непростой рассматриваемой ситуации весьма актуальны положения ст. ст. 167 и 180 ГК РФ, позволяющие определиться с решением вопроса о правовой квалификации части договора, которая в отличие от другой недействительной его части, соответствует требованиям закона и обеспечивает возможность контрагентам осуществить в установленном порядке принятое соглашение, вместе с тем указанная часть сделки должна признаваться действительной.

В случае приватизации расположенных на неделимом земельном участке частей зданий, строений и сооружений, признаваемых самостоятельными объектами недвижимости, с покупателями такого имущества заключаются договоры аренды указанного земельного участка со множественностью лиц на стороне арендатора в порядке, установленном законодательством.

Грубое нарушение указанной нормы, выражающееся в ее игнорировании или намерении приобрести кем — либо в собственность такую землю без учета конкретных обстоятельств, должно влечь недействительность (ничтожность) сделки по приватизации.

Однозначно утверждать, что аренда земли в силу закона о приватизации является приватизационным договором, было бы не правильным, поскольку такая сделка, по сути, не влечет прямого отчуждения указанного недвижимого имущества в собственность хозяйствующих субъектов. При этом договор аренды не препятствует выкупу земельного участка (см. Постановление Президиума ВАС РФ № 4345/04 от 17.08.04 г.).

Скорее всего, аренда земли есть определенный переходный процесс, предшествующий ее отчуждению в собственность данных лиц.
Недействительным будет соглашение сторон, по которому срок аренды в нарушение ст. 28 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», устанавливается свыше сорока девяти лет.

В случае отчуждения земельных участков в собственность вместе с объектами инженерной инфраструктуры, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и используемые не только для обеспечения объектов недвижимости, расположенных на указанных земельных участках, сделка на приватизацию должна также признаваться недействительной.

Подтверждением этому служит норма, в которой указано, что при отчуждении земельных участков право собственности не переходит на объекты инженерной инфраструктуры, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и не используемые исключительно для обеспечения объектов недвижимости, расположенных на указанных земельных участках.

Исключения из данного правила возможны при установлении на земельный участок публичного сервитута, обеспечивающего возможность использования улучшений и принадлежностей в полном объеме.

Также, недействительными будут признаваться договоры по отчуждению в порядке приватизации земельных участков в составе земель:
лесного и водного фондов, особо охраняемых природных территорий (см. ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» );
зараженных опасными веществами и подвергшихся биогенному заражению;
водоохранного и санитарно — защитного назначения;
общего пользования (улицы, проезды, дороги, набережные, парки, лесопарки, скверы, сады, бульвары, водоемы, пляжи и другие);
транспорта, предназначенные для обеспечения деятельности морских и речных портов, аэропортов, а также отведенные (зарезервированные) для их перспективного развития;
предусмотренных генеральными планами развития соответствующих территорий для использования в государственных или общественных интересах, в том числе земель общего пользования (см. Постановление Президиума ВАС РФ № 11314/03 от 9.12.03 г. );
не подлежащих отчуждению в соответствии с законодательством РФ.

На основании ст. 37 ЗК РФ объектом купли — продажи могут быть только земельные участки, прошедшие государственный кадастровый учет (см. Постановление Президиума ВАС РФ № 15671/03 от 16.03.04 г. ). Указанная правовая норма не противоречит положениям ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества».
Следовательно, сделка по продаже земельного участка, совершенная с нарушением ст. 37 ЗК РФ, согласно ст. 168 ГК РФ является ничтожной.

В силу ст. 28 закона о приватизации земельный участок отчуждается в границах, определяемых согласно плана земельного участка, предоставляемого покупателем и удостоверенного органом, осуществляющим деятельность по ведению государственного земельного кадастра (см. Постановление Президиума ВАС РФ № 4345/04 от 17.08.04 г. ).

Нарушение данного положения закона должно с учетом п. 6 ст. 34 ЗК РФ влечь недействительность договоров по приватизации земли, так и ее аренды, где установлено, что сделка купли — продажи или аренды земельного участка заключается в недельный срок после представления заявителем кадастровой карты (плана) земельного участка в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные статьей 29 настоящего кодекса.

При этом недействительными являются следующие условия договора купли — продажи земельного участка: устанавливающие право продавца выкупить земельный участок обратно по собственному желанию; ограничивающие дальнейшее распоряжение земельным участком, в том числе ограничивающие ипотеку, передачу земельного участка в аренду, совершение иных сделок с землей; ограничивающие ответственность продавца в случае предъявления прав на земельные участки третьими лицами.

Большое внимание в теории и практике признания недействительными предпринимательских сделок по приватизации государственного и муниципального имущества уделяется сделкам с акциями. Как правило, договоры с такими ценными бумагами в рамках закона о приватизации подписываются в виде сделок купли — продажи.

Отчуждение акций в порядке приватизации осуществляется следующими способами, предусмотренными законом о приватизации: преобразование унитарного предприятия в открытое акционерное общество; продажа акций открытых акционерных обществ на специализированном аукционе; продажа государственного или муниципального имущества на конкурсе; продажа за пределами территории РФ находящихся в государственной собственности акций открытых акционерных обществ; продажа акций открытых акционерных обществ через организатора торговли на рынке ценных бумаг; продажа акций открытых акционерных обществ по результатам доверительного управления.

Ключевыми в этом вопросе являются нормы ФЗ «Об акционерных обществах» , которые содержат специальные положения, связанные с приватизацией имущества.
Особенности создания акционерных обществ при приватизации государственных и муниципальных предприятий определяются федеральным законом и иными правовыми актами РФ о приватизации государственных и муниципальных предприятий.

Кроме того, особенности правового положения акционерных обществ, созданных при приватизации государственных и муниципальных предприятий, более 25 процентов акций которых закреплено в государственной или муниципальной собственности или в отношении которых используется специальное право на участие РФ, субъектов РФ или муниципальных образований в управлении указанными акционерными обществами («золотая акция»), определяются федеральным законом о приватизации государственных и муниципальных предприятий.

Вместе с тем особенности правового положения акционерных обществ, созданных при приватизации государственных и муниципальных предприятий, действуют с момента принятия решения о приватизации до момента отчуждения государством или муниципальным образованием 75 процентов принадлежащих им акций в таком акционерном обществе, но не позднее окончания срока приватизации, определенного планом приватизации данного предприятия.

Утратившим силу Указом Президента РФ № 1210 от 18.08.96 г. «О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера» было установлено, что окончанием срока приватизации, определенного планом приватизации предприятия, принято считать последнюю из дат, фиксирующих срок окончания продажи акций либо окончания их закрепления в государственной собственности.

Нормы закона об акционерных обществах используются в отношении акционерных обществ, созданных в порядке приватизации, когда срок приватизации, определенный планом приватизации, окончен.
Данный закон также применяется к акционерным обществам, созданным в порядке приватизации, когда предусмотренная ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» процедура разгосударствления не завершена, в части, непротиворечащей закону о приватизации.

При таких обстоятельствах представляется очень актуальным вопрос, связанный с совершением акционерным обществом в сфере приватизации крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.
В частности, порядок управления находящимися в государственной или муниципальной собственности акциями открытых акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, определяется Правительством РФ, органами государственной власти субъектов РФ или органами местного самоуправления (ст. 39 закона о приватизации). Кроме этого, утверждение ежегодных прогнозных планов (программ) приватизации и принятие решений об условиях приватизации осуществляются органами государственной власти и местного самоуправления самостоятельно в рамках закона о приватизации.

С учетом изложенных обстоятельств нетрудно прийти к выводу о том, что применение норм закона об акционерных обществах, посвященных крупным сделкам и сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность, недопустимо к акционерным обществам, находящимся в стадии приватизации, когда заключаются договоры на их «разгосударствление» в рамках ФЗ «О приватизации государственного или муниципального имущества».

Императивное использование указанных норм допустимо к акционерным обществам, которые участвуют в процессе приватизации с другой стороны, т. е. как приобретатели государственного и муниципального имущества, причем такие хозяйственные общества, как правило, созданы не за счет имущества (в том числе имущественных и неимущественных прав) государства или муниципального образования, а на основании частных инвестиций и капитальных вложений (см. ст. 1 ФЗ «Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений»).

Крупная сделка, совершенная с нарушением порядка ее одобрения, который не применяется к обществам, состоящим из одного акционера, одновременно осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, может быть признана недействительной по иску общества или акционера.

На основании ст. 79 закона об акционерных обществах крупная сделка, совершенная с нарушением порядка ее одобрения, является оспоримой. Подтверждением этому служат и материалы арбитражно — судебной практики, изложенные в п. 36 Постановления Пленума ВАС РФ № 19 от 18.11.03 г. «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об акционерных обществах».

Также необходимо иметь в виду то, что если крупная сделка одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, к порядку ее совершения применяются только положения главы XI закона об акционерных обществах. ВАС РФ также выработал отдельные рекомендации по применению акционерного законодательства в указанной области правоотношений.

Договоры по приобретению акционерным обществом имущества, стоимость которого превышает 50 процентов балансовой стоимости активов общества, не может заключаться на основании решения совета директоров общества. Такая сделка по смыслу п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 62 от 13.03.01 г. «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» является недействительной.

Иски акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, могут быть удовлетворены в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера (см. п. 38 Постановления Пленума ВАС РФ № 19 от 18.11.03 г. «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об акционерных обществах»).

Несколько другим в правовом смысле представляется продажа за пределами территории РФ находящихся в государственной собственности акций открытых акционерных обществ, созданных на территории РФ, а также продажа акций открытых акционерных обществ через организатора торговли на рынке ценных бумаг, которая также допускается за пределами территории РФ.

Порядок продажи по двум упомянутым способам приватизации установлен законом о приватизации и Постановлением Правительства РФ № 845 от 28.11.02 г. «О привлечении брокеров для продажи находящихся в государственной и муниципальной собственности акций открытых акционерных обществ через организатора торговли на рынке ценных бумаг».

Согласно ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Положения международных договоров, применяемые на территории РФ, имеют приоритетное значение над внутригосударственным законодательством, за исключением норм Конституции России, имеющих высшую юридическую силу на всем ее правовом пространстве. Таким образом, применение двух вышеуказанных способов приватизации сопряжено с целым рядом вопросов, которые регламентируются законодательством РФ и нормами международного права.

Не исключаются в данном случае варианты, когда предпринимательские договоры по приватизации будут признаны недействительными на основании законодательства иностранного государства или норм международного права.

Весьма интересным и важным моментом в законодательном регулировании значится регламентация вопросов о государственной регистрации выпуска акций и порядка их обращения.

Статьей 19 ФЗ «О рынке ценных бумаг» предусмотрено, что эмиссионные ценные бумаги, выпуск (дополнительный выпуск) которых не прошел государственную регистрацию в соответствии с требованиями настоящего федерального закона, размещению не подлежат.

В силу ст. 2 данного федерального закона размещение эмиссионных ценных бумаг — это отчуждение эмиссионных ценных бумаг эмитентом первым владельцам путем заключения гражданско — правовых сделок, при этом обращением ценных бумаг признаются любые гражданско — правовые договоры, которые приводят к смене собственника акций.

Таким образом, акции, не прошедшие государственную регистрацию их выпуска, не могут быть допущены к размещению, а значит, сделка с акциями согласно ст. 168 ГК РФ будет считаться ничтожной как несоответствующая требованиям закона (см. п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 63 от 23.04.01 г. «Обзор практики разрешения споров, связанных с отказом в государственной регистрации выпуска акций и признанием выпуска акций недействительным»).

Кроме акционерных обществ в предпринимательских договорах, связанных с приватизацией государственного и муниципального имущества, чаще всего принимают участие общества с ограниченной ответственностью. Основным законом, который регулирует деятельность данных хозяйственных обществ, в том числе совершение обществом сделок, является ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением требований, предусмотренных ст. 45 «Заинтересованность в совершении обществом сделки» данного федерального закона, может быть признана недействительной по иску общества или его участника, т. е. является оспоримой.

В соответствии с п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 90 и ВАС РФ № 14 от 9.12.99 г. «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, или крупная сделка, заключенная от имени общества генеральным директором (директором) или уполномоченным им лицом с нарушением требований, предусмотренных соответственно статьями 45 и 46 закона, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску общества или его участника. Если к моменту рассмотрения такого иска общим собранием участников, а в соответствующих случаях советом директоров (наблюдательным советом) общества будет принято решение об одобрении сделки, иск о признании ее недействительной не подлежит удовлетворению.

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено только лицами, указанными в законе. Если требование о признании оспоримой сделки недействительной предъявлено не самим обществом и не его участником, в удовлетворении такого требования должно быть отказано, даже тогда, когда рассматриваемая сделка имеет все признаки оспоримости (см. п. 17 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 62 от 13.03.01 г. «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»).

Таким образом, имеется некоторая схожесть ситуаций для акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью по сделкам, относящимся к категории крупных и в совершении которых имеется заинтересованность. Данные сделки всегда являются оспоримыми.

ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» предусмотрено три вида торгов по продаже государственного или муниципального имущества: аукцион, специализированный аукцион и конкурс. В порядке, определенном ст. 449 ГК РФ, торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица.

Порядок проведения аукционов и конкурсов по закону о приватизации регламентируется как данным законом, так и Постановлениями Правительства РФ № 584 от 12.08.02 г. «Об утверждении положения о проведении конкурса по продаже государственного или муниципального имущества» и № 585 от 12.08.02 г. «Об утверждении положения об организации продажи государственного или муниципального имущества на аукционе и положения об организации продажи находящихся в государственной собственности акций открытых акционерных обществ на специализированном аукционе».

Вышеуказанная норма ГК РФ установила недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги, в случае признания торгов недействительными. Изложенное свидетельствует о том, что сделки, заключенные с нарушением правил проведения аукциона или конкурса, являются оспоримыми.

Под нарушением правил проведения торгов следует понимать необоснованное исключение из числа его участников лиц, признаваемых покупателями, а также такие нарушения порядка проведения конкурса или аукциона, которые могли привести к неправильному определению победителя.

Другой пример о нарушении правил проведения торгов связан с тем, что участник конкурса или аукциона, объявленный впоследствии победителем, в своих предложениях по цене покупки объекта приватизации вместо конкретной денежной суммы укажет, что уплатит на столько — то больше самой высокой цены, предложенной любым другим участником.

Подобная формулировка предложения о цене покупки фактически заранее предопределяет победителя, ущемляет права других участников торгов и не отвечает условию конкурса и аукциона о предложении цены покупки.

Арбитражный суд при таких обстоятельствах обязан признать протокол об итогах конкурса или аукциона недействительным при наличии всех необходимых процессуальных и материальных оснований.

Между тем заключение приватизационных договоров на продажу государственного или муниципального имущества и акций по итогам несостоявшихся торгов влечет за собой признание их недействительными, поскольку сделки должны подписываться согласно итогов состоявшихся аукционов и конкурсов с лицами, которые предложили более высокую цену и (или) лучшие условия.

На практике нередко возникают ситуации, когда договор совершается юридическим лицом и впоследствии оказывается, что его регистрация признана судом недействительной. Ответ на этот вопрос дается в Информационном письме Президиума ВАС РФ № 54 от 9.06.00 г. «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной» : признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной.

Изложенная позиция Высшего Арбитражного суда РФ в рассматриваемом контексте касается покупателей (приобретателей) государственного или муниципального имущества.

Подводя некоторые итоги необходимо отметить, что признание предпринимательских приватизационных договоров недействительными, кроме общих и специальных оснований, предусмотренных ГК РФ, связано, в основном, с нарушением требований, предъявляемых ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» и других федеральных законов, к субъектам, объектам и способам приватизации.

В силу ст. 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности» кредитной организации запрещается заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью (за исключением страхования валютных и кредитных рисков).

Поскольку в порядке приватизации возможно приобретение имущественных комплексов унитарных предприятий, а условия конкурса могут предусматривать ограничение изменения профиля деятельности унитарного предприятия (производственная, торговая и страховая), соответствующие сделки с участием банков также должны признаваться ничтожными.

При заключении предпринимательских договоров на приватизацию имущественных комплексов унитарных предприятий необходимо также учитывать положения антимонопольного законодательства, которые могут сыграть решающую роль в определении действительности или недействительности рассматриваемой категории сделок.

Договоры, совершенные в нарушение порядка, установленного статьей 18 ФЗ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» , приводящие к ограничению конкуренции, в том числе в результате возникновения или усиления доминирования на рынке, могут быть признаны недействительными в судебном порядке по иску антимонопольного органа.

Общая процессуальная правосубъектность имеет также большое значение для признания недействительными предпринимательских сделок на приватизацию. Наиболее интересным моментом по данному вопросу является наличие или отсутствие материальной заинтересованности конкретного субъекта признать договор недействительным.

Отсутствие материальной заинтересованности предполагает невозможность соответствующего субъекта обратиться в суд с иском о признании сделки на приватизацию недействительной (ничтожной).

Важным для специальной процессуальной правосубъектности по рассматриваемым правоотношениям является Постановление Правительства РФ № 691 от 27.11.04 г. «О Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом» , согласно которого Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом с целью реализации полномочий в установленной сфере деятельности имеет право обращаться в суды с исками от имени РФ в защиту имущественных и иных прав и законных интересов РФ по вопросам приватизации.

Обобщая анализ действующего законодательства и резюмируя материалы арбитражно — судебной практики в сфере недействительности предпринимательских договоров по приватизации, следует помнить, что освещенные в настоящей статье положения — это лишь небольшая часть всех существующих проблемных вопросов, связанных с данной тематикой, которые, безусловно, нуждаются в дальнейшей теоретической проработке и практической апробации.

Салаватов Ф. Р.